Наши проекты

Технологии 21 века

 

  Потребителям новых технологий - рекомендации нашего сайта

Из материала Яны Аксеновой вы узнаете какие садовые энергосберегающие фонари пользуются все большим успехом среди населения, а также что такое эковата, и где ее можно приобрести в Барнауле.

 

 

 

 

 


Мероприятия Фонда "Алтай-21 век"

Летом  19-20 июня 2010 г. на кемпинге «Млечный путь», в с. Чемал Республики Алтай, где расположен Центр альтернативных технологий при Фонде «Алтай – 21 век»,  состоялся очередной семинар, организованный Фондом, посвященный практическим вопросам использования альтернативной энергетики и энергосберегающих технологий. Приводим интервью с Оксаной Енгоян, руководителем Центра альтернативных технологий, аспиранткой Алтайского технического университета.  (Прим.  в конце интервью представлены Материалы семинара) 

Вопрос: Что это был за проект (семинар в Чемале) и кто его участники?

О. Енгоян: Это была вторая часть единого проекта. Первая часть проходила в Калифорнии (США), куда я, как представитель Фонда, ездила в группе из пяти российских представителей различных организаций, которые занимаются продвижением энергосбережения и возобновляемой энергетики. Группа побывала в ветропарке, на предприятии по переработке мусора, в животноводческом комплексе, использующем для энергоснабжения биогазовые установки, солнечные батареи, солнечные коллекторы. То есть мы посмотрели технологии, можно сказать, средней генерации.

Кроме того, наша группа побывала в замечательном обучающем центре, познакомилась с законодательством штата Калифорния. Этот штат можно считать лидером в сфере возобновляемой энергетики и энергосбережения не только в США, но и в мире, потому что при стабильном уровне энергопотребления в штате растет численность населения, потребление электроприборов и т.д. Все это показатель эффективного использования энергосберегающих технологий.

А вторая часть проекта состояла в том, что пять специалистов США приехали на Алтай. Были люди, которые занимаются ветряками, высокотемпературным пиролизом, рациональным лесопользованием, утилизацией отходов лесной промышленности.

Вопрос: Первые встречи были в Барнауле?

О. Енгоян: Да, до семинара в Чемале у американской группы был свободный день в Барнауле, поэтому в Алтайском техническом университете была организована встреча со специалистами и журналистами. Специалистам удалось обменяться мнениями, впечатлениями, планами,  познакомить алтайских специалистов и журналистов с теми технологиями, специалистами в которых являлись американские участники обмена.

Вопрос: А наши специалисты из технического университета над чем работают? Что они американцам показывали?

О. Енгоян: В техническом университете, к сожалению, специалисты нам ничего не показывали, за исключением экскурсии в энергоавтономный дом, организованной для американских участников Виктором Яковлевичем Федяниным. Это было очень интересно и, конечно, произвело сильное впечатление. Потому что автономность как таковая — показатель различий в подходе к возобновляемой энергетике и энергосбережению. Ведь если для Алтая и, в принципе, для России альтернативные возобновляемые источники энергии рассматриваются именно с точки зрения их автономности – то есть удобства для  удаленных районов, то в Калифорнии эти источники энергии включены непосредственно в сеть. И поэтому для американских участников мероприятия энергоавтономность была своего рода открытием. Они были удивлены, что эта энергия не включена в сеть, что владелец не продает излишки и т.д. Пришлось объяснять, что в России законодательство еще не сформировано, что когда этот дом строился, законодательство очень сильно отставало даже от сегодняшнего. Это — с одной стороны. С другой, опять же, в российских условиях люди ставят несколько иную цель — именно автономность, независимость. И в этом смысле, конечно, опыт этого дома интересен как раз в контексте именно автономности для удаленных районов. Это очень показательный, очень эффективный и очень эффектный пример применения энергосберегающих технологий и возобновляемой энергетики, с моей точки зрения.

Вопрос: А что было в Чемале?

О. Енгоян: До Чемала нам еще удалось заехать в Бийск. Там была организована экскурсия на несколько котельных. Директор МУП «Теплоэнергия» Н.А. Шестопалов отозвался на нашу просьбу и организовал нам экскурсию по тем котельным, где установлены солнечные коллекторы. В прошлом году МУП «Теплоэнергия», обеспечивающее некоторые микрорайоны города Бийска горячей водой и отоплением, провели своего рода эксперимент: взяли солнечные коллекторы, изготовленные «на коленке в гараже». Модель разработана Ю.И. Тошпоковым. Чем интересны эти коллекторы? Они интересны именно тем, что средства для их изготовления нужны небольшие, но установки дают довольно большой экономический эффект, например, по фондоотдаче.

Это первый и пока единственный в Сибири опыт. Солнечные коллекторы были установлены на котельных №№ 6, 42 и 44 МУП «Теплоэнергия» весной 2009 года, а запущены в эксплуатацию с 1 апреля 2009 года. Срок окупаемости — 0,4 года (около пяти месяцев). Были получены очень хорошие результаты. Так, по котельной №44 годовой экономический эффект — 1,2671 млн.руб. В результате за период эксплуатации (с апреля по октябрь) экономия угля на котельной №44 составила 102,9 т (около 40% летнего объема), потребление электроэнергии сократилось с 209,9 тыс.кВт•ч до 120,7 тыс.кВт•ч. Себестоимость тепловой энергии в летний период уменьшилась в 4,35 раза (с 4324,1 тыс.руб. до 994,5 тыс.руб.). По итогам проведенных работ выбросы парниковых газов сократились на 82,1 мг/м3 (на 33%). В этом году они запустили те же самые коллекторы, и у предприятия идет в общем-то уже чистая прибыль

Еще на одной котельной сейчас сооружается большой коллектор, тоже эксклюзивной конструкции, и планируется снизить потребление угля на 70%. Насколько это будет реализовано — опять же в летний период (надо понимать, что это специфика сибирского климата) — время покажет. В любом случае, применение установок солнечной энергетики — это возможность сэкономить в летний период уголь и в то же время давать людям горячую воду. Директор МУП «Теплоэнергия», вообще очень прогрессивный в этом отношении человек.  Николай Александрович, показал нам котельную №6 (крупнейшую в его хозяйстве), где они используют дымоочистительные фильтры, тоже уникальной конструкции (новосибирская разработка). И действительно: мы видим работающую котельную, где дыма из трубы абсолютно не видно. После работы фильтров остается шлак, который, опять же, реализуют жителям. Честно говоря, не знаю на какие цели, но, тем не менее, люди покупают.

20 июня состоялся сам семинар, на котором выступали и американцы, и алтайские ученые, и новосибирские. И не только ученые, но и практики. В том числе участвовал и директор бийской котельной. Проявили интерес власти Республики Алтай, даже представители Министерства туризма РА, которые очень заинтересовались этим мероприятием, посмотрели то, что было представлено на нашей демонстрационной площадке, познакомились со специалистами и прорекламировали законодательный акт, который был разработан, кажется, весной этого года в Республике Алтай. Согласно этому документу, собственник, который приобретет и начнет эксплуатировать какой-либо элемент возобновляемой энергетики (аккумулятор, бесперебойник, источник энергии или еще что-то), может получить до 40% компенсации из бюджета.

Приняли участие в семинаре и некоторые общественники, в т.ч. из Алтайского края, из Республики Алтай. Были разработчики энергоавтономных домов из Новосибирска.

Что было представлено на демонстрационной площадке Центра альтернативной энергетики? Это был почти весь наш арсенал, начиная от соломенного дома с черепицей из переработанного пластика и заканчивая солнечными коллекторами. У нас для горячего водообеспечения летнего душа стоит солнечный коллектор, и на кухне для мытья посуды установлен отдельный агрегат. И, естественно, используются солнечные батареи. То есть, уже было что показать. Американцы были очень удивлены, что это есть в России. Российские участники дали вообще восторженные отзывы. При этом, кстати, надо отметить, что многие участники приехали за свой счет, так как мы гарантировали лишь обеспечить проживание и питание. Это говорит о том, что интерес к этой теме, с одной стороны, уже достаточно высок, а с другой, — нам на нашей демонстрационной площадке уже есть что показать, и люди уезжают не с пустыми руками.

В раздаточные материалы мы включили обзор нашего законодательства, касающегося этой темы — все, что смогли найти на тот момент. Были подобраны фильмы, координаты производителей, разработчиков, фирм, которые занимаются проектированием возобновляемых источников энергии и т.п. Все это мы раздали участникам семинара. Кроме того, люди познакомились друг с другом, нашли единомышленников, а может и потенциальных конкурентов узнали. И, главное, - увидели новые возможности. Ведь и сами  участники привезли много своей информации и интересные доклады. Получился реальный обмен, даже не столько, может быть, с американцами, сколько друг с другом. Удалось свести в одном месте и в одно время власть, бизнес и заинтересованных общественников, которые, пожалуй, больше всех работают в пропаганде и продвижении возобновляемой энергетики и технологий энергосбережения.

Например, из Новосибирска приехал Фомичев Владимир Константинович, который является партнером Андрея Ялбакова, он привез и показал лампы светодиодные, которые выпускает Китай уже под обычный цоколь, 27-й цоколь. Причем, цена, которую называл Фомичев, в принципе, попадает в диапазон цен на так называемые энергосберегающие лампы.

Вопрос: Какие это цены?

О. Енгоян: Если цены на энергосберегающие лампы колеблются от 120 до 300 рублей, то нижний порог ценового диапазона на светодиодные лампы — от 150 рублей, а вот верхний, конечно, пока зашкаливает за тысячу и более. Но здесь ведь многое зависит от спроса: чем больше будет спрос, тем больше будет производителей и тем более доступной будет цена.

Вопрос: И насколько я помню, был даже полномочный представитель президента.

Енгоян: Не совсем: это был человек, которого позиционировали, как консультанта полномочного представителя президента в СФО по малой энергетике — Вяткин Николай Александрович.

По результатам семинара мы приняли резолюцию, которую мы, как всегда, пытаемся донести до всех заинтересованных лиц.

Вопрос: А потом состоялось турне по Республике Алтай с американцами? Что вы посмотрели?

О. Енгоян: У нас давно развивается сотрудничество с Алтайским заповедником (кстати, там сотрудники очень прогрессивные) и поэтому сразу после семинара в Чемале мы поехали туда. На кордонах нам показали солнечные батареи, ветрячки, которые там используются. Посмотрели они совсем крошечную ГЭС на базе «Эстюба», где мы ночевали на Телецком озере…

(Прим. более обзорный материал в статье "Американские специалисты по альтернативной энергетике и энергосбережению посетили Алтайский заповедник") 

Вопрос: Это фактически самодельная ГЭС?

О. Енгоян: Ну, да. Кустарного изготовления. У них пока с ней какие-то проблемы, но они ее доводят, и  я думаю, что обязательно запустят. Ведь когда вы заезжаете на турбазу, особенно на удаленную, то ночью слышите гул — это работает дизель. А использование солнечных батарей, солнечных коллекторов, таких вот микроГЭС — позволит туристам наслаждаться только звуками природы. Работу солнечных батарей и коллекторов вообще не слышно, а звук работающего генератора на ГЭС сливается с шумом воды.

Вопрос: И нет потребления солярки, бензина.

О. Енгоян: Да, и не нужно возить солярку, бензин — генератор работает и в летний период проблем с энергоснабжением на турбазе нет. Особенно, если источник энергии, - скажем, та же ГЭС или солнечные батареи, или коллекторы  - сопровождается установкой комплекса бесперебойников. Хотя справедливости ради нужно отметить, что для турбаз, расположенных на северных склонах, использование солнечной энергии менее эффективно, чем гидро- и ветроэнергетика.

Вопрос: А куда вы ездили после Алтайского заповедника?

О. Енгоян: На кордоны, в село Яйлю. В конторе заповедника установлена солнечная батарея. Кстати, можно сказать, что с нашей подачи у заповедника получилось сотрудничество с Андреем Ялбаковым. В чем здесь плюс? В том, что это фирма, которая работает прямо в Республике Алтай, причем, активно развивается. Мы побывали на Корбу, где также установлены солнечные батареи, на Беле, где есть и солнечные батарейки, и  ветрячки.

Еще мы видели ветрячки, установленные на кордонах Байгозан и Караташ. Тоже самодельные, но это все работает. Тем более что среди участников обмена с американской стороны был специалист, который два года живет в Кызыле и занимается как раз тем, что обучает местных жителей Республики Тува изготавливать ветряки, приблизительно как Ю.И. Тошпоков изготавливает солнечные коллекторы «на коленке в гараже». Приблизительно так же Скот Гилберт изготавливает ветряки, причем у них это эффективно развивается. Я уж не знаю какие там ветроресурсы в Туве, но тем не менее, процесс идет. И, с моей точки зрения, довольно перспективное получилось бы сотрудничество, если бы удалось с этим специалистом продолжить отношения.

После Алтайского заповедника мы поехали в Онгудай. У них в Бичикту Боме есть замечательный цех народных промыслов. И в прошлом году они на этот цех поставили 3-х килловатный ветряк. Он стоит у них прямо в огороде. Что потрясло меня лично, так это абсолютное отсутствие шума.

Вопрос: А почему? Новая разработка?

О. Енгоян: К сожалению, человека, который занимался покупкой и установкой, на тот момент не оказалось на месте. Но насколько я знаю, в последнем поколении ветряков проблема шумопогашения решена. Люди, которые работают в этом цехе, конечно, очень довольны, потому что это удаленный населенный пункт и перебои с электроснабжением не редкость. А с установкой ветряка, даже когда в селе отключался свет, цех продолжал свою работу. В принципе это очень хороший пример именно для бизнеса. Это очень грамотное с социально-экономической точки зрения решение: будет производство, будут рабочие места, будут доходы местных жителей и местных бюджетов.

Потом мы съездили на Джазаторскую ГЭС. Она уникальна именно тем, что ее достаточно корректно поставили. И в плане продвижения именно малой гидроэнергетики это объект, который не стыдно показать. В отличие, допустим, от ГЭС в Кайру, которая очень проблематична и без дополнительных мероприятий скорее может считаться своего рода дискредитацией малых ГЭС. А Джазаторская ГЭС действительно бесперебойно обеспечивает удаленное село. И показателем эффективности использования стало то, что если в прошлом голу у них в летний период работали 3 или 4 лесопилки, когда идет основная выработка на ГЭС, то в этом году работает уже 12 лесопилок. А это, сами понимаете, занятость, поступления в бюджет района. То есть налицо социально-экономическая значимость таких объектов.

Вопрос: Можно сказать, что наш  опыт как-то пригодится американцам?

О. Енгоян: Ну это, наверное, правильнее было бы спросить у американских участников обмена. Но я думаю, что лишнего опыта не бывает. Опять же, учитывая густонаселенность того региона, откуда они приехали, конечно, может пригодиться, особенно если кризис затянется. Например, как мне кажется, идея автономности или небольших локальных энергосистем может пригодиться.

Вопрос: А пока это для них неактуально?

О. Енгоян: Пока, возможно, нет. Но в плане сотрудничества и для того, чтобы как-то сориентировать специалистов, которые занимаются этой темой, сориентировать на то, что нужно другой стране, я думаю, что эта была очень полезная поездка. Например, для представителя той же фирмы, которая занимается проектированием, установкой и обслуживанием ветряков. То есть уже понятно, что в России речь может идти как о единой сети, так и о локальном варианте энергосистемы. И если вести какие-то переговоры по консультированию, или по проектированию, или еще по каким-то вопросам, то уже понятна наша специфика. Поэтому для специалиста по ветрякам, - в данном случае я говорю о Карлосе Пинеда, - и для его фирмы, если, допустим, фирма заинтересуется работой в России — такая поездка очень полезна. Тем более что это не только для Сибири актуально, но и для Дальнего Востока. И для Дальнего Востока, пожалуй, даже более актуально, потому что там расстояния между населенными пунктами еще больше, чем в Сибири.

Вопрос: Ну и последний вопрос. Вот ты, Оксана, давно уже работаешь в этой сфере и у тебя тоже имеется какой-то опыт. Что ты сама почерпнута нового в ходе этого проекта?

Енгоян: Что я почерпнула? Я теперь не так оптимистично смотрю на биогазовые установки.

Вопрос: А почему?

О. Енгоян: А потому что те условия, в которых содержатся животные, несмотря на то что там все очень чистенько, замечательно, они все помыты — условия тяжелые. Понимаете, коровка, которая никогда не ступает на травку… Да, ее кормят отборным зерном, все замечательно… Но это животное, которое никогда не ступает на нормальную землю. Я посмотрела на дойку… Тяжелое зрелище, честно говоря…

Вопрос: Ну, а у нас кучи навоза?

О. Енгоян: Если это продвигать, то немножко по-другому. В общем, есть, конечно, свои нюансы.

Вопрос: А еще что?

О. Енгоян:  Нашим алтайским опытом я впечатлилась еще в прошлом году, когда мы снимали фильм «Настоящее дело». А в этом году наибольше впечатление произвели  солнечные коллекторы на бийских котельных. Ведь одно дело — солнечный коллектор на турбазе, который подогревает воду для душа, то есть 150-200 литров горячей воды в сутки. И совершенно другое дело — так называемая малая и средняя генерация. То есть не мелкая, не для частного потребителя, а горячее водоснабжение городского микрорайона. Тем более теплогенерация, которая для Сибири гораздо более актуальна, чем электроснабжение.

И когда наша группа посмотрела эти котельные, а директор рассказал, что, по их опыту, для использования в зимний период коллекторы целесообразно ставить максимально приближенно к жилым домам, к потребителю — это уже реальная практика. Потому что на зимнем потреблении, по словам Н.А. Шестопалова, очень четко видно, как происходят потери при транспортировке энергии. Летом это незаметно, потому что тепло. Зимой ситуация другая, т.е. каждый метр трассы горячего водовода от производителя тепла до его потребителя — это реальная потеря определенного количества тепла.

Или, скажем, лесопользование. Американцы привезли довольно интересный опыт утилизации отходов лесных вырубок: в Калифорнии уже давно используются специальная техника, которая позволяет прямо на месте рубок перерабатывать порубочные остатки в щепу, которую и транспортировать проще, и в технологическом процессе использовать можно значительно эффективнее.

Скажем, в Горно-Алтайске уже не первый год успешно работает предприятие (ООО «Содружество», директор Д.С. Ступак) по переработке отходов лесной промышленности (проще говоря, опилок) в топливные брикеты — так называемые евродрова. Но это предприятие перерабатывает только опилки определенного качества, а крупные отходы остаются, причем часто их даже не вывозят с делян. Понятно, что надо как-то все эти отходы утилизовывать — и на делянах, и крупные отходы лесопилок, не говоря уже об отходах деревообрабатывающих цехов и мебельных фабрик.

Это уже другая проблема. Важно то, что все эти проблемы можно успешно решать, создавая на местах производство... А это, еще раз повторю, занятость населения, это налоги в бюджет села, в бюджет, муниципального образования, региона. То есть реальная экономическая эффективность.

 Материалы семинара:

 

Наши партнёры
656052, г.Барнаул, ул.Матросова, 120
Обратная связь
© 2010.Общественное объединение "Фонд Алтай-21 век".
Все права защищены. Копирование материалов только с указанием ссылки на первоисточник
Карта сайтаЗаметки
Последнии статьи: Букеты от www.igrushki-iz-cvetov.ru Гибка труб на http://gnem-trubi.ru На pugovkishop есть все для рукоделия Путешествуем с http://www.worldtravel.kiev.ua/category119/ Бакалавриат за границей Аренда помещений в Воронеже Заработок в интернете Пояс для чулок Заказать вступление в СРО строителей можно на сайте www.nado-v-sro.ru Курсы флористики для начинающих в школе www.dop-c.ru в Школе дизайна
Разработка сайта: