Наши проекты

Плоскогорье Укок

 

Прямой транспортный коридор в Китай: к вопросу об экономической эффективности проекта «Алтай» для Алтайского региона

В марте 2006 года президентом В.В. Путиным была высказана идея о возможном создании новой трубопроводной транспортной системы с условным названием «Алтай» через западную границу между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. Эта идея получила очень широкий резонанс. Связан такой резонанс с самыми разными аспектами реализации проекта «Алтай» — социальными, экологическими, экономическими, политическими и т.д.

Можно сказать, что магистральный газопровод «Алтай» — один из проектов, вызывающих больше вопросов, чем дающих ответы. В значительной степени это касается социальной и экономической сферы региона Большого Алтая, но в первую очередь здесь затрагиваются вопросы сохранения культуры и среды обитания.

Предположительно газопровод должен пройти через 54-километровый отрезок российско-китайской границы на юге Республики Алтай и севере Синьцзян-Уйгурского автономного района. С российской стороны это означает, что прокладка трубопровода неизбежно повлечет за собой уничтожение знаменитого плоскогорья Укок.

Сторонниками проекта заявляется, что строительство газопровода напрямую в Китай выгодно, как для региона, так и для страны в целом.

Вследствие неточности или неполноты информации совершенно неочевидны выгоды от строительства магистрального газопровода «Алтай» для экономики региона. Остановимся более подробно на этом аспекте, по возможности обращаясь к российскому опыту строительства магистральных газопроводов, независимо от исполнителя этих проектов (на Сахалине, а также проект «Голубой поток»). Приводимые нами аргументы сторонников проекта взяты из публичных выступлений представителей Газпрома, проектировщиков, представителей различных ветвей власти, прессы и являются попыткой обобщения аргументации за строительство магистрального газопровода «Алтай» напрямую в Китай через перевал Канас.

Однако реальность существенно отличается от тех многочисленных перспектив, которые рисуются апологетами строительства газопровода «Алтай». Но прежде чем говорить об альтернативах газотрубному будущему региона, нужно уточнить о каких именно выгодах идет речь.

1. Компенсации за земли:
За изъятые земли владельцы участков, по которым пройдет трасса трубопровода, получат компенсации

В качестве компенсации ущерба собственникам природных ресурсов, владельцам и природопользователям от изъятия природных ресурсов и воздействия на них предполагается выплатить порядка 169 млн. руб., из них 158 млн. руб. — компенсация потерь и убытков сельскохозяйственным производствам.

Этот аргумент вызывает серьезные сомнения, ведь по заявлениям представителей проектной организации, на момент формирования «Обоснований инвестиций в проект "Алтай"» земли, по которым предположительно пройдет газопровод «Алтай», оказались федерального подчинения, а распоряжаются ими муниципальные власти. На сегодня, как заявляет проектировщик, никто никаких претензий на эти земли не предъявлял и прав на них не имеет. Во многом это связано с тем, что муниципальные земли на данный момент не зонированы, паевые земли (пастбища, покосы, пашни и т.п.) не разграничены, права собственности на эти земли не зафиксированы, а ведь размер компенсации зависит от кадастровой ценности земли (бонитета). В итоге, это означает, что владельцы паевых земель вряд ли смогут получить полноценные компенсации за покосы или пастбища, которые будут утеряны в результате строительства.

Кроме того, нужно отметить, что эти выплаты включаются в капитальные затраты, поэтому считать их дополнительными вложениями в экономику региона нет никаких оснований.

Вопрос о компенсациях за изъятие земель был очень острым, особенно на слушаниях в селах (Онгудай, Кош-Агач). Однако вокруг этой темы возник загадочный туман, который, в общем-то, проясняется одной фразой — ответом на вопрос В.В. Таханова о причинах выбора именно подземного способа прокладки газопровода [СНиП 2.05.06-85 (2000) Магистральные трубопроводы]: подземный способ прокладки выбран, как «наиболее дешевый и не требующий изъятия земельных участков в постоянно пользование». Так что более чем на разовые выплаты рассчитывать не стоит и то при условии, что право собственности на этот участок земли оформлен должным образом: «Собственники будут выявлены по выпискам из единого государственного реестра земель». Если в этом документе не зафиксированы права собственности каждого отдельного владельца пастбищ, покосов и т.д., то и заключаться договора аренды (причем только на время строительства и рекультивации, то есть 3-5 лет) не будут.

Таким образом, ни о каких серьезных компенсация говорить не приходится.

2. Рабочие места:
Строительство и эксплуатация газопровода «Алтай» создаст рабочие места у нас в республике

Это важный аргумент, однако его реализация вызывает большие сомнения. В процессе строительства такого объекта, как магистральный газопровод, требуются, как правило, опытные специалисты конкретных профессий газовой отрасли. Таких специалистов в Республике Алтай нет и в ближайшем будущем (во всяком случае в ближайшие 3-5 лет) они не появятся. Отсюда вывод — практически все строители будут привлекаться из других регионов.

Что касается периода эксплуатации, то для обслуживания двух компрессорных станций (в Шебалинском и Кош-Агачском районах) на территории Республики Алтай потребуются всего 340 человек, из которых порядка 5–15% будет составлять управленческий аппарат. Соответственно на долю местного населения придется низкооплачиваемый, неквалифицированный труд. Проблема подготовки кадров пока даже не обсуждается ни на каком уровне. Линейная же часть газопровода (в Онгудайском и Улаганском районах), согласно представленным общественности документам, в обслуживании не нуждается.

3. Газификация:
Будет проведена газификация (или газоснабжение?) Республики Алтай

Напомним, чем отличается газификация от газоснабжения. Согласно действующего российского законодательства газоснабжение это: «…одна из форм энергоснабжения, представляющая собой деятельность по обеспечению потребителей газом, в том числе деятельность по формированию фонда разведанных месторождений газа, добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа».

А вот газификация это (там же): «…деятельность по реализации научно-технических и проектных решений, осуществлению строительно-монтажных работ и организационных мер, направленных на перевод объектов жилищно-коммунального хозяйства, промышленных и иных объектов на использование газа в качестве топливного и энергетического ресурса».

То есть газоснабжение — это разведка, добыча, транспортировка, хранение и поставка газа, а газификация — это сам перевод потребителей на голубое топливо.

Иными словами, нужно обязательно уточнить: кто и за чей счет будет осуществлять газификацию и где, то есть проводить газопровод к каждому потребителю и устанавливать газовые колонки в домах, офисах, на предприятиях.

Так, в сентябре 2006 года на сайте «Газпрома» был выставлен документ с названием «Проект "Алтай"». В этом документе говорится о том, что в проекте «Алтай» предусмотрено газоснабжение сел Республики Алтай — то есть предусмотрено проведение магистрального газопровода через населенные пункты. О газификации сказано только, что «планируемая газификация позволит улучшить экологическую обстановку». Однако, ни в одном другом документе, касающемся газопровода «Алтай», во-первых, ничего не говорится ни о газоснабжении населения Республики Алтай, ни тем более о газификации Республики Алтай, а во-вторых, ничего не говорится о том кто и, главное, за чей счет будет ее осуществлять.

Здесь нужно отметить, что для газификации необходимо строительство газораспределительных станций, понижающих давление в трубе до потребительских параметров. В то же время, согласно доступным на сегодняшний день документам, на территории Республики Алтай предусмотрены только газокомпрессорные станции, то есть станции, поддерживающие давление в трубе. Повторим, ни в одном документе, касающемся проекта магистрального газопровода «Алтай», который сейчас доступен общественности, нет ни одного упоминания о строительстве газораспределительных станций.

Более того, как заявил главный инженер проекта «Алтай» [на слушаниях в Кош-Агаче 11 марта 2007 года], «газификация сел проектом не предусмотрена, а благотворительностью Газпром заниматься не будет». Максимум на что могут рассчитывать жители транзитных районов — на газификацию небольшого количества потребителей в Барагаше и Кош-Агаче.

Газификация Горно-Алтайска, Маймы и других потребителей будет осуществляться по совершенно другому проекту: не от газопровода «Алтай», а от газопровода «Новосибирск–Барнаул–Бийск–Горно-Алтайск с отводом на Белокуриху», который уже строится. Эти два проекта никак не связаны. Заявление о том, что Газпром вложил сколько-то миллионов рублей в газификацию в обмен на согласие по газопроводу «Алтай», — незаконно хотя бы силу того, что «Программа газификации регионов РФ» не обусловливается никакими коммерческими проектами.

4. Поступления в региональный бюджет (налоги и другие платежи):
Бюджет Республики Алтай почти наполовину будет пополняться за счет налоговых поступлений и платежей от строительства и эксплуатации газопровода «Алтай». Достаточно сказать, что за период эксплуатации (а это 25 лет, согласно «Ходатайству (Декларации) о намерениях инвестирования в строительство газопровода "Алтай"») только от налога на прибыль регион получит (по той же Декларации) 85119 млн. руб., или больше 3 млрд. руб. ежегодно. Практически половина республиканского бюджета в ценах 2006 года.

Во-первых, бюджетная практика в нашей стране такова, что размер поступлений из федерального бюджета уменьшается ровно на сумму поступлений от других источников, в данном случае от эксплуатации газопровода «Алтай».

Во-вторых, прибыль по подобным проектам ожидается не раньше чем через 5-7 лет после окончания строительства.

В-третьих, налог на прибыль — это очень нестабильные поступления в бюджет. Ведь размер прибыли полностью зависит от той цены, по которой будет продаваться газ. В то же время нужно отметить, что до сих пор (хотя уже разрабатывается «Обоснование инвестиций в проект "Алтай"») нет окончательных договоренностей с китайской стороной ни об объемах поставок российского газа, ни о цене на этот газ, ни о сроках. На сегодняшний день есть только Соглашение между «Газпромом» и «Китайской национальной нефтегазовой компанией» (КННК) о намерениях сотрудничать. В связи с этим говорить о столь привлекательных налоговых поступлениях можно только с большой долей вероятности — у «Газпрома» уже есть печальный опыт реализации проекта «Голубой поток».

Здесь следует сделать небольшое отступление и отметить, что в отношении газопровода «Алтай» нет ни одного документа, подтверждающего его легитимность — ни Постановления Правительства РФ, ни Постановления Правительства РА, ни Указа Президента РФ, ни каких-либо других законодательных документов, которые служили бы юридической основой для его проектирования.

Но вернемся к возможным поступлениям в бюджет Республики Алтай.

Плата за пользование водными ресурсами (порядка 17 тыс. руб.) поступает в федеральный бюджет.

А вот плата за воздействие на окружающую среду (плата за выброс загрязняющих веществ в атмосферу, за сброс загрязняющих веществ в водные объекты и за размещение отходов) распределяется между федеральным (20%), региональным (40%) и муниципальным (40%) бюджетами.

Затраты на осуществление природоохранных мероприятий и исследований в области охраны окружающей среды составят 165,772 млн. руб., причем 22,129 млн. руб. предполагается потратить на экологический мониторинг компонентов окружающей среды, а оставшиеся 143,643 млн. руб. — на техническую и биологическую рекультивацию нарушенных земель. Эти суммы перечисляются в бюджет того региона, в котором зарегистрировано предприятие.

Получается, что за три года строительства бюджет Республики Алтай, может быть, получит чуть меньше одного миллиарда рублей (165,772 млн. руб. + 726,4 млн. руб.) в виде платежей, а также порядка 2 млрд. руб. в виде налогов от Фонда оплаты труда и 645 млн. руб. в виде налога на прибыль. Муниципальные бюджеты четырех районов за три года получат только 726,4 млн. руб.

Таким образом, в течение трех–четырех лет строительства в бюджет Республики Алтай поступит около 3 млрд. руб.

Что касается периода эксплуатации, то здесь вопросов больше, чем ответов.

В качестве платы за воздействие на окружающую среду (плата за выброс загрязняющих веществ в атмосферу, за сброс загрязняющих веществ в водные объекты и за размещение отходов), а также за пользование природными ресурсами ежегодно Республика Алтай будет получать немногим больше 2 млн. руб.

В качестве отчислений от Фонда оплаты труда предполагается 930 млн. руб. за 25 лет, то есть 37,2 млн. руб. ежегодно.

И наконец, налог на прибыль в период эксплуатации вызывает самые большие сомнения. Ведь если до сих пор нет определенности по коммерческой эффективности этого проекта (несколько подробнее об этом будет сказано ниже), то как можно говорить об экономической эффективности проекта «Алтай» для какого-либо российского региона, и тем более о величине отчислений в региональные бюджеты от налога на прибыль?

5. Экономические выгоды для всей страны:
Это очень выгодный проект, так как Китай нуждается в поставках российского газа

Велика вероятность того, что ситуация с газопроводом «Алтай» повторит историю «Голубого потока», когда ориентация на одного потребителя сделала поставщиков газа заложниками и прибыль от поставок газа в Турцию является до сих пор виртуальной, так как по «Голубому потоку» транспортируется всего около 30–40% от тех объемов, которые необходимы для окупаемости газопровода. Проект «Голубой поток» до сих пор является благотворительным. Аналогичная ситуация складывается и с проектом «Алтай». Как заявил на слушаниях в Горно-Алтайске 22 марта 2007 представитель «Газпрома»: «ведутся переговоры с китайской стороной, дабы обеспечить экономическую эффективность проекта». Получается, что Китай еще не уверен, что ему нужно столько газа и по такой цене, поэтому никаких окончательных договоренностей нет ни на высшем уровне, ни на низшем. Иными словами, потребность Китая в газе более чем сомнительна.

Иными словами, даже на основе демпинговых цен, которые просматриваются и в «Ходатайстве (декларация) о намерениях инвестирования в строительство газопровода "Алтай"», и в «Обоснованиях инвестиций в проект "Алтай"», окончательных договоренностей по поставкам газа и ценам на этот газ по рассматриваемому проекту нет.

6. Прокладка трубопровода через третью страну (Монголию) создает транзитные риски, как, например, ситуация с Украиной

Прокладка через третью страну (Монголию) может стать такой же переговорной площадкой, какой сегодня является переговорный процесс с Китаем по «обеспечению экономической эффективности проекта».

7. Заключение

В заключение можно сделать вывод, что представленной информации явно недостаточно для того, чтобы усмотреть более или менее серьезные выгоды от реализации проекта магистрального газопровода «Алтай» на территории Республики Алтай, это лишает возможности сделать обоснованный вывод о коммерческой и социальной значимости этого проекта.

Альтернатива

Сложно выдвигать альтернативу столь амбициозному и мало чем обоснованному проекту. Однако при выборе стратегии социально-экономического развития региона целесообразно обратить внимание на те сферы и отрасли экономики, формирование и стимулирование которых обеспечит не только поступление в бюджет, но и рабочие места, перспективу для молодежи, повышение уровня жизни и т.д. Достичь всего этого можно только при одном условии: сохранении среды обитания, бережном отношении к ресурсам, которыми так богат Горный Алтай.

Кроме того, при формировании Стратегии развития региона опираться следует не на один-два крупномасштабных проекта, имеющих к тому же сомнительную репутацию, а на комплексное развитие территории. Диверсификация позволяет не только сформировать устойчивую (в том числе с экологической точки зрения) экономическую систему региона, но и органично интегрировать ее в общенациональную экономику.

К вопросу о принципах стратегического планирования

Можно предложить ряд принципов формирования «Стратегии развития Республики Алтай».

1. При формировании стратегии опираться нужно в первую очередь на интересы жителей региона. Эта кажущаяся банальность нередко упускается. Жителей региона, как правило, в первую очередь интересуют достойно оплачиваемые рабочие места, доступные услуги и т.п. А вовсе не выгоды крупных корпораций, будь то РАО «ЕС России», ОАО Газпром, Бритиш Петролеум или какая-нибудь иная монопольная компания. А эти две выгоды далеко не всегда совпадают.

2. Формирование стратегии должно исходить из комплекса ресурсов, которыми обладает регион: природные, кадровые, финансовые, производственные мощности и т.д. Нецелесообразно делать ставку на развитие сферы экономики, не обеспеченной кадрами (например, при использовании курортных ресурсов). В первую очередь, или параллельно с разработкой стратегии и тактики развития соответствующей отрасли экономики, нужно решить вопрос обеспечения этой отрасли кадрами.

3. Ресурсы (кадровые, природные, энергетические и т.д.) должны обеспечивать не только краткосрочную, среднесрочную, но и максимально долгосрочную перспективу развития отраслей. Например, при том подходе к ведению лесного хозяйства, который практикуется сегодня, мы рискуем потерять наши леса в самом ближайшем будущем.

Отсюда следует завершающий, четвертый принцип.

4. Выбирая стратегию развития Республики Алтай, надо прежде всего отдавать себе отчет, что это должна быть именно целостная и взаимоувязанная стратегия. В течение многих лет в Республике идет спор о двух основных стратегиях: индустриальной и неиндустриальной.

Нужно признать, что во многих позициях эти стратегии несовместимы, как несовместимы на одной территории горнодобывающая промышленность и сельское хозяйство, а вместе с ним и производство экологически чистой продукции, как несовместимы магистральное инфраструктурное строительство и туризм, и т.д.

Ресурсосберегающая стратегия представляется более обоснованной. Конечно, при индустриальной стратегии можно получить краткосрочный экономический эффект (к тому же не столько для республики, сколько для владельцев данных предприятий), но ничего не оставить будущим поколениям, — так как она опирается на исчерпаемые ресурсы (хрупкость, уязвимость природы Горного Алтая хорошо видна на процессе быстро наступающего опустынивания при массированном техногенном вторжении). В то же время при выборе ресурсосберегающей стратегии в конечном итоге регион получит не меньший экономический эффект, но при этом сохранит свой капитал — леса, чистые воду и воздух, пастбища и пр., стоимость которых (учитывая скорость деградации экосистем, отягощенным техногенным воздействием) с каждым днем будет только расти.

К проблеме определения ключевых отраслей экономики

Опираясь на эти принципы, можно попытаться определить основные стратегические направления развития региона. Для этого определим ресурсы, которыми он располагает сегодня.

Вопреки привычному стандарту, начнем не с природных ресурсов, а с описания сфер экономики на текущий момент. Сразу же нужно отметить, что основной отраслью экономики Республики Алтай является сельское хозяйство, а главное направление сельскохозяйственного производства — животноводство. Растениеводство развивается в основном в рамках обеспечения фуражом и кормами различных отраслей животноводства.

Сегодня на первый план выходит туризм и развитие сферы туристических услуг. Серьезные надежды возлагаются руководством республики на такие отрасли, как добывающая, энергетика и ряд других.

Кадровые ресурсы по большей части определяются теми специальностями, которые готовятся средними учебными заведениями и университетом Республики Алтай. Однако здесь существует ряд несоответствий кадровой политики Республики Алтай тому экономическому профилю, который до сегодняшнего дня имел регион. Так, имея в основном животноводческую специфику в сельскохозяйственной отрасли экономики, учебные заведения практически не готовят зоотехников, ограничиваясь подготовкой ветеринаров и агрономов. В то же время, в Аграрном университете Алтайского края многие десятилетия действует зооинженерный факультет.

Другой пример. Заявляя о наличии серьезных бальнеологических и курортологических ресурсов, в республике не готовят ни курортологов, ни бальнеологов. Наряду с этим, в Алтайском медицинском университете (г. Барнаул) проводят специализацию по этим специальностям, и на базе этого вуза может быть организован курс повышения квалификации. Возможно, при устойчивом спросе на эти специальности может быть сформирован и регулярный учебный курс.

Что касается развития таких отраслей, как энергетика, добывающая и т.п., специалистов для создания этих сфер экономики в республике не готовят (если не считать подготовку электриков в технологическом техникуме, однако уровень их подготовки позволяет обслуживать только бытовых потребителей).

Два основных направления развития региона

Итак, именно опираясь на имеющиеся ресурсы, целесообразно определяться в выборе стратегии региональной социально-экономической политики: какие отрасли производства могут быть развиты на этой территории с максимальной выгодой для жителей и с минимальным разрушительным воздействием на природу — добывающие, перерабатывающие и т.д.; какова должна и может быть доля услуг в валовом региональном продукте, какая нужна для всего этого инфраструктура (дороги, связь, продуктопроводы) и т.д. И, конечно, — каких специалистов нужно начинать готовить в ближайшее время для реализации этой стратегии.

Например, если выбрана ориентация на сырьевые отрасли экономики, то нужно определить величину запаса недр, потребность в трудовых ресурсах, их специализацию и квалификацию (обязательно нужно уточнить ближайшие учебные заведения для получения необходимой квалификации по этим специальностям), наличие энергетических ресурсов для организации и развития добывающей отрасли, наличие и качество инфраструктуры для вывоза добытых ресурсов к ближайшему перерабатывающему предприятию, которое пожелает (или выиграет конкурс, тендер) стать потребителем этих ресурсов. Кроме того, необходимо сделать расчеты на восстановление — рекультивацию земель. Все это позволит определить срок развития и упадка отрасли (все-таки недра имеют свойство исчерпываться!).

Это касается не только добычи полезных ископаемых, но и любых производств, организация и развитие которых оказывает угнетающее влияние на окружающую среду: это свойственно в первую очередь предприятиям, перерабатывающим руду (металлургические комбинаты, цементные заводы и т.п.).

Не меньшей угнетающей силой воздействия на окружающую среду обладают и объекты инфраструктуры: дороги (достаточно сказать, что в 300-метровой зоне от дорожного полотна растительность не может быть употреблена в пищу ни человеком, ни животным; а лекарственные травы нельзя собирать в 500-метровой зоне от дорожного полотна), продуктопроводы (нефть, газ, текущие по трубам, это не только опасность взрывов, утечек, но и особый режим пользования прилежащими территориями: там также нельзя собирать ягоды, грибы, так как эти зоны, как правило охраняются; кроме того, вдоль трубы постоянно вырубаются деревья и кустарники и их молодая поросль — это своего рода пожарная безопасность, а также предупреждение повреждения продуктопроводов корнями деревьев в процессе их роста, ведь даже трава ломает асфальт).

Другой вариант развития региона (или как раньше говорили административно-территориальной единицы) — ориентация на те возможности, которые предоставляет природа, с учетом нагрузки. Здесь важно выявить те сферы, которые могут быть развиты с минимальным воздействием на природу: сельское хозяйство, пищевая, легкая промышленность, развитие научного направления (научные и обучающие центры для самых различных целей: биологические исследования для сельского хозяйства — животноводство, растениеводство, звероводство и проч.; исследования в области энергетики — природно-климатические условия, ландшафт Республики Алтай позволяют разрабатывать модели для самых различных экологически безопасных энергоустановок; химико-фармацевтические исследования на базе лесопромышленных производств, а также недревесных ресурсов и т.д.), высокотехнологичное производство, а также производство современного оборудования для различных сфер бизнеса, скажем, солнечных коллекторов, микроГЭС и т.п., туристический бизнес.

Вопрос упирается, во-первых, как уже было сказано, — в выбор стратегии развития региона, а во-вторых, — в организацию, в перераспределение финансовых потоков таким образом, чтобы решить и экономические, и социальные, и экологические проблемы.

Комплексный подход при формировании Стратегии развития региона позволяет решать самые различные региональные проблемы — социальные, экологические, энергетические, экономические и т.д. Причем эти решения позволяют сохранять среду обитания, как для ныне живущих людей, так и для наших потомков.

Наши партнёры
656052, г.Барнаул, ул.Матросова, 120
Обратная связь
© 2010.Общественное объединение "Фонд Алтай-21 век".
Все права защищены. Копирование материалов только с указанием ссылки на первоисточник
Карта сайтаЗаметки
Последнии статьи: Букеты от www.igrushki-iz-cvetov.ru Гибка труб на http://gnem-trubi.ru На pugovkishop есть все для рукоделия Путешествуем с http://www.worldtravel.kiev.ua/category119/ Бакалавриат за границей Аренда помещений в Воронеже Заработок в интернете Пояс для чулок Заказать вступление в СРО строителей можно на сайте www.nado-v-sro.ru Курсы флористики для начинающих в школе www.dop-c.ru в Школе дизайна
Разработка сайта: